Символ в чувашской вышивке

Рязань. Фестиваль «Свидания на Театральной». Разговор о двух спектаклях. Рязань. Фестиваль «Свидания на Театральной». Разговор о двух спектаклях.

С 20 по 26 ноября в Рязанском театре драмы проходил II Международный фестиваль спектаклей о любви «Свидания на Театральной». На сцене были представлены семь оригинальных постановок из чувашской репертуаров шести театров шести городов из трёх стран (Россия, Италия, Германия). Мы поговорим о двух из них. Интересно само хронологическое расположение спектаклей в течение недели. Начинается фестиваль совместным проектом Рязанского драматического театра и «Вольфганг Борхерт театр» (WOLFGANG BORCHERT THEATER) «Сердца и ножи» по произведению Генриха фон Клейста, а заканчивается – постановкой по пьесе Н.В. Гоголя «Женитьба» Пермского театра «У Моста». Конечно, такой порядок не случаен. Во-первых, это, наверное, два самых контрастных во всех отношениях спектакля из всех семи представленных. Во-вторых, таково традиционное развитие любви: зародившееся в двух молодых сердцах чувство («Сердца и ножи») в итоге приводит к свадьбе («Женитьба»). Правда, в данной фестивальной программе символическая концепция выглядит очень мрачно. Но все по порядку. Слова сами по себе нередко становятся источником агрессии, они приводят к ссорам, лжи, войнам, так как часто люди говорят, но не хотят слышать друг друга Рязанский и немецкий театр создали удивительную постановку на паритетных началах: спектакль идёт одновременно на двух языках, его показывают и в Германии, и в России, с костюмами и декорациями, подготовленными для двух сцен, а в режиссёрскую команду и актерский состав входят представители обоих театров. Инсценировка принадлежит Тане Вайднер, которая перед началом представления призвала зрителей стараться меньше обращать внимания на субтитры (перевод с немецкого), так как слова в этой постановке значат немного. Идея заключается в том, что слова сами по себе нередко становятся источником агрессии, они приводят к ссорам, лжи, войнам, так как часто люди говорят, но не хотят слышать друг друга. Слова запутывают. Узнать правду, дать дорогу лучшим человеческим качествам и чувствам может только открытое, доброе сердце. Двое влюбленных – Агнес (Алис Цикели) и Оттокар (Арсений Кудря) – дети из враждующих семей. Их отцы ненавидят друг друга: Руперт, граф из дома Россиц (Александр Зайцев), подозревает Сильвестра, графа из дома Варванд (Майнхард Цангер),  в убийстве младшего сына. Не разобравшись толком в том, как на самом деле погиб мальчик, Руперт объявляет войну Сильвестру, и тот принимает вызов. Начинается череда кровавых преступлений. По воле случая Агнес и Оттокар становятся жертвами своих собственных отцов. Таков рок: дети в прямом смысле слова погибают от рук собственных родителей. Руперт и Сильвестр узнают правду о том, что мальчика никто не убивал: он случайно утонул. Оказывается, их вражда была ни на чём не основана. Они начинают истерично хохотать, требовать шампанского, чтобы выпить за мир и дружбу. Матери, Евстафия (Марина Мясникова) и Гертруда (Яннике Шуберт), как и другие свидетели двойного убийства, поддерживают бурное веселье. Безучастными и бездыханными остаются только двое – Агнес и Оттокар, немецкие Ромео и Джульетта. Спектакль помогает осознать, что между нашим и другим государством нет никакой пропасти, что, даже говоря на разных языках, мы понимаем друг друга Эта история – не только аллегория философская, но и политическая. Война всегда требует на алтарь будущего мира (который рано или поздно все равно будет заключен между враждующими сторонами) принести самое чистое, самое светлое – жизни ни в чем неповинных людей. И это имеет отношение не только к нашему общему с Германией прошлому. Создатели проекта отмечают в своей брошюре, что «перед лицом политической ситуации в мире, где наблюдается нарастающее отдаление государств друг от друга, тем важнее вытраивать отношения между людьми, между деятелями искусства, искать то, что нас объединяет, осознавать и преодолевать разделяющее нас». И правда, спектакль помогает осознать, что между нашим и другим государством нет никакой пропасти, что, даже говоря на разных языках, мы понимаем друг друга. Мы смотрим на сцену и, не заглядывая в субтитры, понимаем, что там происходит, потому что хотим понять. Также нас объединяют общечеловеческие ценности и мораль. По словам директора театра Семена Гречко, постановка имела большой успех у немецкой публики в Мюнстере (в Германии премьера состоялась 9 сентября 2017). И дело не только в оригинальной режиссуре, в которой за основу были взяты приёмы пантомимы – отсюда и пластичная, условная актёрская игра, и грим, и замечательные яркие костюмы – но и в самой идее. К счастью для рязанского зрителя, спектакль «Сердца и ножи», как уверяет руководство театра, покажут в нашем городе ещё не раз. Авангардная, экспериментальная постановка займёт своё место на какое-то время в репертуаре Театра Драмы. Семен Гречко вручает памятный сувенир фестиваля режиссёру Тане Вайднер По итогам фестиваля спектакль получил много призов: Майнхард Цангер и Борис Зайцев стали лауреатами в номинации «Лучшая мужская роль», специальные призы от жюри получили Андрей Блажилин «За мастерство перевоплощения» (актёр за спектакль успел представить целый спектр различных амплуа, среди которых ярким персонажем, особенно порадовавшим зрителей, стал комический образ Урсулы, вдовы могильщика) и Арсений Кудря – «За артистизм и темперамент» в роли Оттокара. Постановка примечательна именно своей потрясающей, доведенной до материализма атмосферой Завершается фестиваль постановкой, которая совершенно не похожа на первую, – «Женитьба» Пермского театра «У моста». Художественный руководитель Сергей Федотов перед началом спектакля сообщил публике, что его труппа работает исключительно в традициях психологического театра и модернистские приемы ей чужды. Действительно, никаких эпатажных экспериментальных форм в «Женитьбе» нет, и даже мистические нотки, явно заметные в начале и в конце, в середине спектакля как-то теряются, особое внимание им не уделяется. Есть гоголевский текст, декорации и костюмы, отвечающие эпохе, есть замечательная актёрская игра. Иллюстрация Сергея Алимова Михаил Чуднов в образе Кочкарева не зря был удостоен специального приза – «За яркое воплощение гоголевского образа». Его манера пластично, змеевидно двигаться и вкрадчиво говорить, изображая черта, который старается «помочь» своему другу Подколесину устроить личную жизнь, поражает своей кинематографичностью. Персонаж целостный и существующий как бы отдельно от постановки. Остальные герои также харизматичны. Правда, где-то более, где-то менее утрированно выглядят их действия. Но Кочкарев – это точное попадание в образ. Наблюдая за игрой Михаила Чудного, я вдруг вспомнила иллюстрации к произведениям Гоголя художника Сергея Алимова. На них изображены герои с узкими носами, тоненькими пальцами и натянутыми, как бы остренькими, ступнями. Мрачные рисунки Алимова представляют Гоголя именно мистическим писателем. Их «жутковатость», гиперболичность точно отвечают и духу спектакля Сергея Федотова. Мне неизвестно, держал ли режиссёр в голове иллюстрации Алимова во время работы над постановкой, но у меня ассоциации возникли, что называется, нерасторжимые. Как бы то ни было, спектакль примечателен именно своей потрясающей, доведенной до материализма атмосферой: сцена, погруженная в темноту, горящие свечи, запах сигар, внезапные звуки и тени, а от финальной картины – фигуры Подколесина и его избранницы в свете, который делает их лица какого-то мертвенного цвета – холодеют руки. «Женитьба» Сергея Федотова стала лауреатом в номинации «Лучшая работа режиссёра». Брак, основанный на выгоде или просто от скуки, может быть делом исключительно бесовским Как я уже говорила выше, по концепции фестиваля этот спектакль предлагает некую форму любви, прямо противоположную форме любви в «Сердцах и ножах». В «Женитьбе» сводит людей не Купидон, а черт. На руку молодой, необразованной купчихи Агафьи Тихоновны (Алевтина Боровская), мечтающей выти замуж за дворянина, претендуют четыре жениха: бытовой прагматик, ищущий во всем выгоду, по фамилии Яичница (Владимир Ильин), сноб и французоман Анучкин (Сергей Мельников), пожилой волокита Жевакин (Вячеслав Леурдо) и ленивый, безвольный дворянин Подколесин (Илья Бабошин). Никто из них не испытывает чувств к невесте. Каждый хочет вступить в брак со своей целью, не особо обращая внимания на характер и душевные запросы супруги (которые, впрочем, и не особо велики). Брак, основанный на выгоде или просто от скуки, может быть делом исключительно бесовским. Такие сердца – площадка для всяческой чертовщины. А итог один – бледные, мрачные, бесчувственные лица супругов. Нет никаких внешних роковых обстоятельств, как в «Сердцах и ножах», а есть только человеческая глупость и тщеславие. Режиссёр Сергей Федотов перед началом спектакля Фестиваль в Рязани стал наглядной демонстрацией того, насколько многоголосен и многолик современный театр: разный язык режиссуры, язык исполнения, литературная основа. Зритель убедился в том, что театр может быть всяким: и традиционным, и авангардным. Но при этом он остается понятным и близким, потому что затрагивает тему, волнующую каждого – тему любви. ФОТОГРАФИИ: РЯЗАНСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ

Про Рязань.com / 19 ч. 7 мин. назад далее
Источник: http://www.bravica.su/ryazan.htm



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Бортики в кроватку малыша своими руками: идеи, выкройки, советы Выкройки юбок из burda

Символ в чувашской вышивке Символ в чувашской вышивке Символ в чувашской вышивке Символ в чувашской вышивке Символ в чувашской вышивке Символ в чувашской вышивке Символ в чувашской вышивке Символ в чувашской вышивке

Похожие новости